• Главная
  • Контакты
  • Ловля кефали

    Кефаль затрепеталаУже двое суток на море шторм. Он мог бушевать еще несколько дней. А нам с Антоном Антоновичем все сильнее хотелось порыбачить. И вот на третий день я спросил у старшого:
    — В лимане рыба есть?
    — Есть, конечно: бычки, ставрида.
    — А еще?
    — Кефаль можно ловить. Приятель пошутил:
    — «Шаланды, полные кефали, в Одессу Костя приводил».
    — Да, это про нее... Только насчет шаланд очень сомнительно: много поймать не удастся.

    Старшой дал деловой совет: с берега ловить самой длинной поплавочной удочкой, имеющей очень чуткую оснастку, и насадить нереиса.

    Ловить начали с мостков, к которым причаливали чьи-то лодки. Глубина здесь около 3 м. Дно илистое и захламленное. Мне стоило больших трудов расстелить на этом дне половину газеты. Затем я прикормил место: выплеснул на бумагу остатки ухи и бросил несколько раздавленных бычков.

    Первыми появились атерины — маленькие рыбки. Они быстро сновали над газетой и подбирали крохотные кусочки рыбы. Потом, будто приведенные ими, появились тени больших рыб. Их трудно было рассмотреть — они сновали еще быстрее атерин. Что это за рыбы — я не знал, рассмотрел только, что у них темные спины. Помня совет старшого не шуметь и не торчать над мостками, я лег на них так, чтобы поплавок был там, где его можно видеть из моего совсем неудобного положения.

    И вот едва поплавок встал, как тут же юркнул под воду.

    После подсечки в моих руках затрепетала кефаль. Серебристая, прогонистая, она будто переливалась между пальцами. После этого стайка скрылась, и поплавок несколько минут стоял неподвижно. Потом около дна опять начали мелькать темные спины, а поплавок нырнул. Так продолжалось часа два, а затем я уронил в воду жестяную банку с нереисами. После этого в разные стороны разлетелись не только кефали, но и атерины.

    Часа через два я вернулся с новым запасом нереисов. Выплеснул выпрошенные у каких-то удильщиков остатки ухи и стал ждать поклевок. Вскоре заметил атерин, а потом пришли и кефали. Теперь мы ловили уже вдвоем — приятель тоже лег на мостики с удилищем в руках. Нельзя сказать, что клевало очень хорошо и все же уловом мы остались вполне довольны.

    Утром следующего дня я увидел около мостков незнакомого удильщика, встал неподалеку и собрался наблюдать — место было занято. Однако незнакомец заметил меня, подошел и сказал:

    — Разрешите представиться: Иван Игнатьевич. Надеюсь, что в Черном море кефали хватит и вам, и вашему приятелю, и мне.
    Он улыбнулся, я тоже. Затем Иван Игнатьевич добавил:
    — Видел, как вы вчера ловили. На нереиса, наверно?
    — Конечно!
    — У меня насадка не хуже, и в грязи ее не надо добывать. Берите!
    Наш новый знакомый показал кусок свежей ставриды, с которой кожа была снята, а кости выбраны, отщипнул небольшой кусочек и насадил на крючок. Поклевка последовала, едва поплавок занял вертикальное положение. На крючке кувыркалась кефаль.
    — И давно на такую насадку ловите? — поинтерсовался Антон Антонович.
    — Третье лето. Как видите, кефаль довольна, я тоже. Так мы узнали еще об одной насадке.

    Узнать, где именно стоит кефаль, оказалось легко: она выскакивала из воды, плескалась у самой ее поверхности. Однако ловля шла не совсем удачно: после поимки двух-трех рыб поклевки прекращалась: стайка пугалась и отходила туда, куда забросить насадку мы уже не могли. Тогда начали ловить взаброд-ку — заходили в воду. Сперва поклевок было больше: ведь мы приближались к стайке, но потом кефаль опять настораживалась, заходили еще глубже, но и это не помогало.

    Пришлось сделать донки. Леску на них поставили тонкую — диаметром 0,3 мм, а на поводки — 0,25 мм. Поклевки кефали ощущались довольно хорошо, как слабый толчок или 1 подергивание. Иногда, наоборот, натянутая леска слегка ослабевала: значит, кефаль тянула в сторону берега. Ловля донками шла успешно: осторожная кефаль, конечно, как и другая рыба, насадки, свободно лежащей па грунте, боится меньше, чем той, которая находится в неестественном, подвешенном, положении. К тому же донку можно забросить на 25—30 м от берега. Правда, по сравнению с поплавочной удочкой, донка — снасть менее чувствительная, и пустых поклевок больше.

    В биологии кефали есть несколько особенностей, которые обязательно надо знать. Так, ее не встретишь в открытом море: это прибрежная рыба, она любит мелководье, после дождей подходит еще ближе к берегам.

    Тело кефали брусковатой формы, окрашено в серебристый цвет. Голова небольшая, но широкая, рот маленький. Есть характерный признак: первый спинной плавник имеет лишь четыре луча, соединены они тонкой перепонкой. В морях нашей страны водится 4 вида кефали: в Черном и Азовском — лобан, сингиль и остронос, а в Японском — пелингас. У лобана по бокам 12 буроватых полос. Это самый крупный вид кефали — в длину он достигает 75 см. Кормится детритом — обогащенным органическими веществами илом, пери-фитоном — растительными и животными обрастаниями подводных предметов, рачками, червями и мелкими моллюсками. Растет лобан быстрее других кефалей. Сингиль имеет на боках 6—7 бурых или золотистых полос. В длину он бывает не более 52 см, кормится тем же, что и лобан. Остронос еще меньше — предельная длина его около 40 см. Кормится тем же, чем и другие кефали. Пелингас вырастает длиной до 60 см. Внешне он значительно отличается от своих собратьев. Так, у заднего края чешуи у него есть темное пятнышко, хвостовой плавник менее выемчат, чем у других кефалей. В Каспийском море более пятидесяти лет назад наши специалисты успешно акклиматизировали сингиля и остроноса. Здесь эти кефали чувствуют себя даже лучше, чем на родине, и достигают большего веса.

    Категория: Морские | Дата: 29-03-2015 | Просмотров: 1304

    Друзья если вам понравилась статья - поделитесь ссылкой!


    Статьи, схожие с "Ловля кефали":
    Комментарии